Навигация
Это интересно
Наша кнопка


код кнопки:

Погода
Фототека - новости



Главная » Файлы » Книги и журналы

Дзэн-буддизм и любовь японцев к природе
[ · Скачать удаленно (357 КБ) ] 21.03.2013, 23:19


Я часто думаю о том, что своей любовью к природе японцы обязаны прежде всего горе Фудзи, горделиво возносящей белоснежный купол над главным островом архипелага. Когда бы ни проходил я мимо подножия горы, всякий раз останавливался, если, разумеется, погода тому благоприятствовала, чтобы вдоволь полюбоваться несравненной красотой вершины, что, по словам токугавского поэта Исикавы Дзёдзана (1583—1672), «перевернутым веером белым вздымается ввысь к небесам». Чувство, которое пробуждает в нас Фудзи, не похоже на эстетическое наслаждение от созерцания художественного совершенства. От нее веет духовной чистотой, она влечет к возвышенным помыслам.

Ямабэ Акахито, один из авторов антологии VIII века «Манъёсю» («Собрание мириад листьев»), воспел Фудзи в бессмертных стихах:

Я на берег морской
вышел к бухте, что Таго зовется,
и увидел вдали
белый купол Фудзи-горы —
будто снег лежит в небесах...

Другой неизвестный поэт Нара говорит о священной горе с трепетом, оттеняя ее религиозную значимость для страны:

Это божество, что взирает на Японию,
на Ямато, Страну восходящего солнца,—
Это ее священное сокровище и слава.
Без устали можем мы любоваться
дивным видом Фудзи из Суруги.

Не только поэты черпали вдохновение в величественном зрелище — подчас и суровые воины посвящали чудо-горе прочувствованные строки:

Как поведать о ней
тем, кто в жизни не видывал Фудзи?
Разве образ один
передаст всю красу вершины,
что меняется с каждым мигом?..

Автор этих стихов Датэ Масамунэ (1565—1636), один из прославленных полководцев времен Хидэёси и Иэясу. Бесстрашный воитель, он принимал участие во многих кровопролитных битвах, из которых неизменно выходил победителем. Кто бы мог подумать, что грозный властитель в эпоху смут и междоусобных распрей еще находил возможность любоваться природой и слагать о ней стихи! Одно это обстоятельство позволяет судить, насколько любовь к природе свойственна каждому истинному японцу. Ведь даже Хидэёси, выходец из крестьянской семьи — а в те годы не было более угнетенного, забитого и безнадежно невежественного сословия, чем крестьяне,— даже он слагал на досуге вака [1] и оказывал покровительство изящным искусствам. Его правление вошло в историю японской культуры как период Момояма.

Фудзи в наши дни зачастую ассоциируется с самой Японией. Где бы ни говорили, где бы ни писали о японских островах, неизбежно при этом упоминается и Фудзи. И такое постоянство вполне оправданно: ведь Страна восходящего солнца и в самом деле много потеряла бы, если бы священная Фудзи вдруг исчезла с лица земли. Чтобы оценить по достоинству Фудзи, ее надо видеть своими глазами. Ни картины, ни фотографии, как бы профессионально они ни были выполнены, никогда не смогут передать все очарование оригинала. Как сказано в вака Масамунэ, Фудзи никогда не остается неизменной, ее облик вечно делается иным в зависимости от погоды, от времени дня, от того, с какого места и с какой дистанции смотришь. Для тех, кто не видел Фудзи наяву, даже гений Хиросигэ будет бессилен воспроизвести величавую красоту горной вершины, о которой еще один поэт средневековья как-то заметил:

И в безоблачный день,
и в пасмурную погоду
вековечной красой,
неизменной отрадой взору
предстает священная Фудзи!

В нашу прозаическую эпоху среди японской молодежи широкое распространение получил альпинизм — занятие, которое сами спортсмены называют «покорением гор». Какая профанация! Эта мода, разумеется, проникла с Запада с некоторыми другими не слишком подходящими для нас поветриями. Идея так называемого покорения природы вытекает, как мне представляется, из эллинистических учений, согласно которым земля призвана служить человеку, ветер и море — подчиняться человеку. Сходную концепцию предлагает и иудаизм.

Однако на Дальнем Востоке никогда не возникало учений, имевших целью поставить природу на службу корыстным интересам человека. Для нас природа никогда не выступала в качестве злобного и немилосердного врага, которого необходимо привести к повиновению. Мы, люди Востока, не рассматриваем природу как своего противника. Наоборот, мы всегда учились видеть в природе верного друга и союзника, достойного нашего уважения и доверия, несмотря на частые землетрясения и разрушительные тайфуны, от которых страдают Японские острова. Идея «покорения» природы претит нашему разуму. Если ты совершил восхождение на горный пик, почему не сказать: «Мы стали друзьями с этой вершиной!». Оглядываться по сторонам в поисках новых объектов, которые следует «покорить», не свойственно восточному миропониманию.

Да, японцы испокон веков отправлялись в паломничество к вершине Фудзи, но не с целью «покорить» ее, а с единственным желанием — проникнуться ее величавой красотой, восславить первые лучи утреннего солнца, блеснувшие над разноцветной облачной грядой. И не нужно непременно видеть в этом акте теургию солнцепоклонников, хотя в самом культе солнца нет ничего предосудительного. Ведь солнце дает жизнь всему на земле, и человек должен платить величайшему благодетелю всего живого глубокой, искренней благодарностью. Только человек наделен способностью по достоинству оценить даяние.

Сегодня горные вершины Японии, представляющие интерес для туристов, как правило, оборудованы комфортабельными канатными дорогами, и любой желающий может без труда добраться до самого верха. Утилитарные материалистические потребности современной жизни требуют внедрения всевозможных механических приспособлений, и от них никуда не деться. Я и сам нередко пользуюсь канатной дорогой,— например, когда отправляюсь на гору Хиэй [2] близ Киото. Тем не менее, все во мне восстает против подобного средства передвижения. Вид освещенной электричеством канатной трассы, протянувшейся по горному склону, напоминает об укоренившемся в нашем обществе духе наживы и погони за удовольствиями. Думаю, что многим набожным моим соотечественникам причиняет боль такое бесцеремонное обращение со священной горой, над которой все еще витает тень Дэнгё Дайси (767—822), основателя первого в Японии монастыря буддийской секты тэндай. Культ природы в нашей стране порожден тем высоким религиозным чувством, которое люди ни в коем случае не должны терять в эпоху научно-технического прогресса.

Если мы хотим понять, насколько сильна в японцах любовь к природе, несмотря на приверженность многих новомодным идеям «покорения» и «завоевания», нужно представить себе уединенный павильон, а еще лучше — хижину для медитации где-нибудь в глубине горного леса. Это сооружение даже трудно назвать домом по западным меркам. Площадь его не больше 4,5—6 татами, то есть всего лишь 8—11 квадратных метров. Крытая соломой хижина приютилась под сенью раскидистой громадной сосны. Если смотреть издали, она выглядит незначительной деталью окружающего пейзажа. Органично вписываясь в лесистые окрестности, хижина ничем не раздражает взор,— кажется, будто она всегда стояла на этом месте. Комнатушка свободна от громоздкой мебели — в ней нет ничего, кроме цветочной вазы, подвешенной к одному из опорных столбов. Хозяин хижины знает, что не следует отделять себя от естественного ландшафта, от самой природы, окружающей хижину.

Заснеженные горы, чистый воздух, традиционный религиозный обряд — так встречают многие японцы первый день нового года.

Среди прочих растений под окошком неправильной формы можно увидеть невысокое банановое деревце [3]. Широкие листья кое-где провисли полосами — только что утихла буря,— и как же похожи они на потрепанный, рваный монашеский плащ! Как напоминают они о тех листьях банана, что воспеты в дзэнских стихах Хан Шаня, китайского поэта-эксцентрика эпохи Тан. Не одна лишь причудливая конфигурация банановых листьев, но и то, как они растут, тянутся вверх от земли, заставляет человека задуматься о собственной жизни.

Пол в хижине приподнят над землей совсем немного — чтобы предохранить хозяина от сырости, но в то же время дать ему возможность почувствовать близость могучего первоисточника, из которого произрастает все живое.

Лесная хижина и погруженный в созерцание человек становятся неотъемлемыми частями природы. Он, человек, ничем не отличается от беспечно поющих птиц, звенящих цикад, колышущихся листьев, журчащих струй ручья, даже от самой Фудзи, что высится по другую сторону залива. Происходит полное слияние природы и человека. Мне вспоминается стихотворение Ота Докана (XV век), одного из выдающихся полководцев средневековой Японии. Когда император Го-Цути спросил Докана, где находится его усадьба, тот ответил пятистишием:

Хижина моя
приютилась у берега моря
в тени старой сосны —
и вершина снежная Фудзи
над застрехой моей повисла...

Император, живший в Киото, никогда не видел Фудзи в ее первозданной красе, отчего поэт-воин, вероятно, и счел необходимым упомянуть эту существенную деталь. Любопытно, что свою резиденцию Докан именует «хижиной» (по-японски «иори», или «но»), под которой обычно подразумевается лачуга с соломенной кровлей, жилище отшельника. Поэтический вкус Докана восставал против всего искусственного, привнесенного человеком в безмятежную жизнь природы. И образ его «хижины» как нельзя лучше сочетается с зелеными соснами, набегающими на берег волнами, снежной вершиной Фудзи. В танка Докана еще раз проявляется удивительное свойство японского национального характера — безотчетная и беззаветная любовь к природе.

Масштабное здание слишком навязчиво довлеет над окружающим ландшафтом. Пусть даже оно в практическом плане прекрасно выполняет все предназначенные ему функции, но в таком строении нет поэзии. Любое, искусственное сооружение, слишком резко выступающее из общего естественного фона, теряет значительную часть своих художественных достоинств. Только когда оно уже лежит в руинах и не способно служить никаким практическим целям, такое здание может превратиться в часть пейзажа. В этом случае мы будем воспринимать его как некий природный объект, хотя к подобному восприятию неизбежно должно примешиваться сознание исторической значимости живописных развалин.
 


Скачай и читай дальше!

Категория: Книги и журналы | Добавил: japanese-dolls | Теги: Стихи, любовь японцев к природе, Буддизм, ментальность, Дзэн-буддизм, Судзуки Дайсэцу, фудзи, хокку
Просмотров: 1638 | Загрузок: 319 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Поиск
Разделы сайта













Японская геральдика












Твиттер





Счетчик PR-CY.Rank Яндекс цитирования


Copyright MyCorp © 2019 Используются технологии uCoz