Навигация
Это интересно
Наша кнопка


код кнопки:

Погода
Фототека - новости



Главная » Статьи » Политика

Экономическая подоплека смены власти в Японии


Очевидно, что среди факторов, предопределивших судьбу правительства демократов, главными являются экономические. В этой связи представляется небезынтересным проанализировать, какова же степень ответственности нынешнего правительства за ту непростую ситуацию, в которой пребывает японская экономика, и в чем состоят его ошибки и промахи. Прежде всего, следует отметить, что с точки зрения целей и инструментария экономической политики между правительством демократов и последними кабинетами либерал-демократов принципиальных различий не существует. Хотя правительство демократов пришло к власти тогда, когда наиболее тяжелые последствия мирового-финансово-экономического кризиса были уже преодолены и ситуация в экономике по многим параметрам улучшилась, тенденции к восстановлению конъюнктуры были еще слишком хрупки, да и перспективы развития мировой экономики были далеко не однозначны. Поэтому, как и его предшественники, правительство демократов вынуждено было заняться, прежде всего, стимулированием экономического роста и продолжало заниматься этим на протяжении всего периода своего пребывания у власти.

Что касается поддержки частного сектора, то демократы использовали абсолютно те же схемы, что и их предшественники, но с целью увеличения положительного эффекта этих мер несколько расширили круг охватываемых ими предприятий. В частности, был облегчен доступ предприятий к системе государственного гарантирования кредитов частных банков, расширен круг компаний, которые могут воспользоваться льготными кредитами Японской финансовой корпорации, смягчены условий кредитования для мелких и средних предприятий, увеличен объем кредитов, предоставляемых по линии Японского банка международного сотрудничества компаниям, занимающимся внешнеэкономической деятельностью и т.д.

Новшества, внесенные демократами в экономическую политику, связаны в основном с их деятельностью по стимулированию потребительского спроса. Как известно, под лозунгом «от бетона - к людям» демократы чуть ли не с первых дней пребывания у власти начали осуществлять комплекс мер, призванных стимулировать спрос населения. Среди этих мер можно назвать увеличение объема средств, направляемых на поддержку безработных и выплату пособий людям, живущим за чертой бедности (в Японии к ним относятся лица, чей годовой доход составляет менее 12,5 тыс. долл.), выделение дополнительных средств на развитие сети дошкольных учреждений, введение пособий на детей в размере 13 тыс. иен в месяц (выплачиваемых всем семьям до окончания детьми первой ступени средней школы), обеспечение бесплатного обучения в государственных школах высшей ступени и выплата компенсаций семьям, чьи дети обучаются в частных школах (в среднем - 120 тыс. иен в год), отмену платы за проезд по скоростным автодорогам в воскресные и праздничные дни и т.д. Кроме того, была пролонгирована введенная еще либерал-демократами система эко-баллов, побуждающая потребителей приобретать энергоэкономичную технику и оборудование, а также продлен срок действия мер, поощряющих покупателей приобретать автомобили, «дружественные окружающей среде» [1]. Хотя эти меры привели к значительному росту бюджетного дефицита уже в 2010 фин. г., с точки зрения воздействия на потребительский спрос они представляются вполне адекватными.

Известно, что текущая экономическая политика не может быть успешной, если она не встроена в стратегию социально-экономического развития, которая дает обществу представление о том, как будет развиваться страна в будущем. Разработкой такой стратегии правительство во главе с демократами начало заниматься с первых же дней своей работы и в июне 2010 г. обществу была представлена ее окончательная версия. Стратегия определяла основные параметры развития японской экономики на период до 2020 г. Предполагалось, что среднегодовые темпы роста в этот период составят порядка 2 % в реальном исчислении и около 3 % - в номинальном, и что с дефляцией будет покончено уже в 2011- 2012 гг.

По замыслу разработчиков стратегии, до 2020 г. от модели экономического роста с упором на ведущие отрасли обрабатывающей промышленности Японии предстояло перейти к более диверсифицированной и устойчивой модели, основанной на преимущественном развитии таких областей, как энергосбережение и защита окружающей среды; система здравоохранения; экономическое сотрудничество с Азией; туризм и развитие местных экономик; сфера НИОКР, информации и связи; образование и развитие человеческих ресурсов; финансы. При этом должен коренным образом измениться и имидж Японии: из страны, производящей промышленную продукцию и насаждающей свои промышленные филиалы по всему миру она превратится в страну, которая, во-первых, будет являться образцом с точки зрения обеспечения качества окружающей среды и достижений в области энергосбережения, и, во-вторых, предложит миру эффективную модель решения проблемы старения населения и связанных с этим социальных вопросов (что становится актуальным для все большего числа государств) [2]. И хотя демократам, скорее всего, уже не придется воплотить эту стратегию в жизнь, нельзя не признать, что содержащиеся в ней идеи были не только привлекательны, но и вполне реалистичны.

Трудно сказать, в какой степени политика демократов содействовала продолжению восстановительных процессов в экономике, но вплоть до марта 2011 г. в стране наблюдалась положительная экономическая динамика. Так, в 2010 фин. г., который закончился как раз 31 марта 2011 г., ВВП страны вырос на 3,1 % в реальном исчислении, частный потребительский спрос - на 1,6 %, частные инвестиции в оборудование - на 3,5 %, а промышленное производство - на 8,9 % [3]. В марте 2011г. ситуация резко изменилась. Японию постигло беспрецедентное по масштабам бедствие, приведшее к огромным материальным потерям и вынудившее правительство внести принципиальные изменения как в текущую экономическую политику, так и в свое видение перспектив развития страны.

По данным японского правительства, общий ущерб от землетрясения и цунами составил 16,9 трлн. иен (или порядка 220 млрд. долл. по официальному курсу). Кроме того, примерно в 130 млрд. долл. оценивается ущерб, нанесенный экономике страны в результате аварии на АЭС «Фукусима-1» (таков объем претензий правительства к компании «ТЕРСО», оператору АЭС «Фукусима») [4]. Беспрецедентное по масштабам бедствие, постигшее Японию, потребовало от правительства принятия и беспрецедентных мер по ликвидации его последствий и восстановлению разрушенных районов.

Сразу после землетрясения начали предприниматься экстренные меры, направленные на спасение жизней людей в пострадавших районах и ликвидацию последствий катастрофы. Но одновременно началась работа по подготовке комплексной долгосрочной программы восстановления экономики разрушенных районов, и довольно быстро, уже в конце июля 2011 г., была опубликована ее общая концепция. Главная ее идея - оживление японской экономики невозможно без восстановления разрушенных районов, а восстановление разрушенных районов невозможно без оживления японской экономики.

По расчетам правительства, на ликвидацию ущерба, нанесенного северо-восточным районам землетрясением, цунами и аварией на «Фукусима -1», и восстановление их жизнедеятельности потребуется не менее 10 лет. Основная часть всех работ должна быть осуществлена в течение первых пяти лет, которые названы «периодом концентрированных действий». В целом на реализацию программы восстановления правительство предполагало выделить 23 трлн. иен, в том числе 19 трлн. иен - в течение первых пяти лет. Однако, уже очевидно, что на ликвидацию последствий катастрофы потребуются гораздо более значительные средства, чем рассчитывало правительство, поскольку лишь за первые два года - 2011 и 2012фин. гг. - будет потрачено более 21 трлн. иен [5].

Как известно, медленное восстановление разрушенных районов стало одной из причин резкого падения уровня поддержки правительства демократов со стороны населения (с 75 % в момент прихода Хатояма к власти до 24 % в ноябре 2012 г.). Действительно, восстановление идет гораздо медленнее, чем предполагалось. Так, в опубликованном в ноябре отчете правительства отмечается, что лишь 47 % от общего числа запланированных проектов начали осуществляться, разобраны и очищены примерно 60 % от общего объема завалов, образовавшихся в результате землетрясения и цунами, при этом лишь около 11 % мусора переработано. До сих пор нет окончательного плана восстановительных работ из-за разногласий по поводу того, какие именно городки и поселки следует восстанавливать и т.д. С отставанием идет восстановление инфраструктуры для рыболовства и сельского хозяйства. И, наконец, из-за финансовых ограничений 35 проектов, осуществляемых в рамках программы восстановления (на сумму около 17 млрд. иен) были сняты с финансирования [6] .

Предполагалось, что развертывание восстановительных работ приведет к расширению спроса на продукцию промышленности и к оживлению экономики в целом. Однако этого не произошло, и в 2012 г. экономические показатели оказались даже хуже, чем в 2011 г. Особенно неудачным стал третий квартал 2012 г., когда ВВП сократился на 0,9% [7]. Ожидается, что и в четвертом квартале 2012 г. рост будет отрицательным.

Конечно, на динамике показателей экономического роста сказывается и вялое состояние мировой конъюнктуры, и политические трения между Японией и Китаем, и ряд других внешних факторов. Но главная причина стагнации в японской экономике - это продолжающаяся дефляция, которая подавляет стимулы предпринимательства к инвестированию в развитие производства и угнетающе воздействует на личный потребительский спрос. Именно из-за дефляции огромный объем восстановительных работ не смог «раскачать» японскую экономику и вывести ее на траекторию устойчивого роста.

Как отмечалось выше, демократы предполагали, что справятся с дефляцией уже в 2011-2012 гг., но эта задача оказалась им не по плечу, поскольку корни этого явления слишком глубоки. В период дефляционного развития японская экономика вступила в начале 1990-х годов, после краха экономики «мыльного пузыря». Почти 15 лет, т.е. до середины 2000-х годов, в Японии продолжалась так называемая рецессия балансовых счетов, когда компании, обремененные огромными долгами, в условиях резкого падения цен на землю, недвижимость и ценные бумаги вынуждены были направлять наличные средства на погашение долгов, а не на развитие производства.

К середине 2000-х годов долговые проблемы в целом были урегулированы, и страна вступила в период экспорториентированного роста (2003-2007 гг.), в конце которого динамика цен приобрела положительную направленность. Однако с началом мирового финансово-экономического кризиса травма, полученная в результате краха экономики «мыльного пузыря», вновь дала о себе знать: компании (и население) опять стали предпочитать не тратить деньги, а сберегать их, что привело к новому витку дефляции. Нечего и говорить, что трагические события марта 2011 г. еще более усугубили ситуацию.

Экономисты исследовательского центра «Номура» считают, что в условиях дефляции правительство должно наращивать свои заимствования и расходы с тем, чтобы компенсировать недостаток спроса со стороны корпоративного сектора и домохозяйств [8]. С этой точки зрения действия правительства демократов по наращиванию государственных расходов и соответственно - государственного долга (до 205 % ВВП в 2011 г.) представляются вполне адекватными задаче борьбы с дефляцией. В то же время очевидно, что решение правительства повысить потребительский налог (до 8% в 2014 г. и 15% в 2015 г.) и его планы постепенного сокращения пенсионных выплат, а также недостаточно активные меры по стимулированию корпораций к инвестированию (путем снижения налога на инвестиции, расширения льгот компаниям, ведущим НИОКР, введения ускоренной амортизации для целого ряда техники и оборудования и т.д.) вступают в явное противоречие с этой задачей.

В целом же можно сказать, что во время своего правления правительство демократов проводило политику, которая принципиально не отличалась от линии их предшественников, и что подобно тому, как три года назад правительство либерал-демократов стало жертвой мирового финансово-экономического кризиса, правительство демократов стало жертвой мартовской катастрофы 2011 г., которая резко осложнила экономическую ситуацию в стране и не дала ему осуществить целый ряд намеченных мер.

Речь идет, прежде всего, об обязательстве снизить к 2020 г. на 25 % (по отношению к уровню 1990 г.) выбросы парниковых газов, а также о предложении ужесточить стандарты на энергопотребление путем внесения соответствующих поправок в Закон об энергосбережении. Очевидно, что реализация этих обязательств потребует от компаний осуществления дополнительных расходов, а, следовательно, может еще больше обострить проблему высоких издержек производства в ряде отраслей и секторов и тем самым вынудить их искать объекты для приложения капитала за рубежом.

Правительство несет также определенную долю ответственности за резкий рост курса иены по отношению к доллару, ставящий на грань краха японских экспортеров и тормозящий процессы восстановления в промышленности. Ведь согласно модели Мюнделла - Флеминга в условиях свободного перемещения капиталов и плавающих курсов валют рост государственных расходов приводит к повышению ставки процента и укреплению национальной валюты. Кроме того, выпуск огромной массы государственных облигаций приводит к уходу с рынка ценных бумаг части капиталов, а следовательно - и к снижению рыночных котировок акций. В этой ситуации обычно применяется такая мера, как ослабление кредитно-денежной политики, но в условиях дефляции, которая стала следствием рецессии, такая политика оказывается малоэффективной.

© Автор: Ирина Лебедева, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН

[1] Emergency Economic Countermeasures for Future Growth and Security. December 8th 2009 (www.cao.go.jp/ ); Highlights of the Budget for FY 2010. December 2009, p.1 (www.mof.go.jp/ ).

[2] The Industrial Structure Vision 2010 (Outline). May,2010, METI; New Growth Strategy. June 18, Cabinet Office.

[3] Fiscal 2012 Economic Outlook and Basic Stance for Economic and Fiscal Management. January 24, 2012, p.5. Cabinet Office.

[4] Road to Recovery. Government of Japan. December 2011, p. 10; Сапрыкин Д.А. Последствия катастрофы в Японии для глобальной экономики. «Российский японоведческий журнал». 2011, № 3, с.31.

[5] Basic Guidelines for Reconstruction in Response to the Great East Japan Earthquake (decided on July 29, 2011).

[6] Japan Today, October 16, 2012.

[7] Дзэнсангё кацудо сису, дзэнсангё кёкю сису (Индексы производства и спроса по отраслям). (www.meti.go.jp/ ) .

[8] Masaya Sasaki. Exit Strategy for Achieving Japan's Fiscal Reconstruction. NRI Papers, No 176, August 2012.


Источник: http://japanstudies.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=220&Itemid=59
Категория: Политика | Добавил: japanese-dolls (20.12.2012)
Просмотров: 1498 | Теги: власть, политика | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Поиск
Разделы сайта













Японская геральдика












Твиттер





Счетчик PR-CY.Rank Яндекс цитирования


Copyright MyCorp © 2019 Используются технологии uCoz